Lit-Helper.Com В нашей библиотеке 23 521 материалов.
Сочинения Биографии Анализ Характеристики Краткие содержания Пересказы
Историческая эпоха, в которую выпало жить создателям ранней русской классики и которая во многом сформировала их, была революционной, взрывоопасной, героической. Ее смыслом стало торжество предприимчивости над знатностью, индивидуализма над сословной этикой, новизны над традиционностью. Ho, принеся надежду на обновление общества, государства и человека, эта эпоха завершилась глубочайшим кризисом, всеобщим разочарованием в идее прогресса.

Как мы уже говорили, ей предшествовали философские поиски энциклопедистов. А непосредственное начало положила Французская революция 1789—1793 годов. Сейчас, из нашего исторического далека, трудно понять, насколько глобальными были перемены, которые принесла она с собой. Если с чем-то ее и сравнивать, то даже не с землетрясением, а с грандиозным извержением вулкана, после которого все приходит в движение, все меняется. Там, где прежде были плодородные земли, остается выжженная пустыня, а там, где была пустошь, начинают бить ключи и появляется зелень; исчезают прежние вершины, и зарождаются новые горы. А если перейти на сухой, но более точный язык отвлеченных понятий, то революция привела к резкой смене исторических укладов.

Итак, что же произошло? Из курса новой истории вы знаете подробности. А мы лишь кратко напомним события, которые оказали решающее влияние на развитие русской литературы первой половины XIX века (упоминания о них мы найдем практически во всех произведениях, которые нам предстоит вместе читать).

К началу 1790-х годов французское феодально-аристократическое государство исчерпало свои возможности. Оно в буквальном смысле слова обанкротилось. Король Людовик XVI вынужден был созвать Генеральные штаты, до тех пор никакой реальной роли не игравшие. Генеральные штаты объявили себя сначала Национальным, а затем Учредительным собранием, которое призвано было основать новое государственное устройство буржуазной Франции, привести к власти третье сословие. В ответ на попытку короля распустить депутатов по домам 14 июля 1789 года стихия выплеснулась на улицы: началось восстание, увенчавшееся взятием тюрьмы-крепости Бастилии и положившее начало новой, революционной эре в истории Франции, да и всей Европы.

А 26 августа того же года была принята «Декларация прав человека и гражданина», предложившая простые, четкие и общедоступные формулы нового жизнеустройства. «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах», права собственности незыблемы и священны, личная свобода гражданина ограничена лишь правами другого человека. Провозглашалась свобода мнений, в том числе политических и религиозных, объявлялось верховенство закона над сословными привилегиями. В этих формулах были учтены постулаты «Декларации независимости» Северо-Американских Соединенных Штатов — нового государства, которое образовалось в 1776 году на месте бывших европейских колоний и впервые бросило вызов всем общепринятым государственным традициям. За происходящим в Северо-Американских Штатах с напряженным вниманием следили в разное время и Гёте, и Пушкин.

После того как в январе 1793 года король и его жена Мария-Антуанетта были казнены, революция окончательно сбросила либеральную маску. Якобинцы — так назывался политический клуб, члены которого пришли к власти в Конвенте, органе революционного самоуправления, — начали уничтожать своих политических противников. Очень скоро диктатура вождя якобинцев Робеспьера, который в конце концов сам попал под нож гильотины, завела страну в кровавый тупик. Из этого тупика ее неожиданно вывел молодой корсиканский генерал Наполеон Бонапарт, взявший всю полноту власти в свои руки и шаг за шагом проделавший путь от революционного диктатора (1799) до пожизненного консула (1802), а затем и наследного императора (1804).

Революция вернулась в точку, из которой вышла; республика вновь уступила место империи. Ho это была уже другая империя, другая монархия. Наполеон словно перенаправлял революционную энергию в новое русло. Он начал передел и завоевание мира; наполеоновские войны, перекроившие политическую карту Европы, поражали воображение современников. Им казалось, что одному человеку такое не под силу, что Наполеон обладает какой-то мистической, сверхъестественной властью; многие прямо называли его Антихристом. Так или иначе, но в 1811 году большая часть Европы оказалась в составе Франции.

Перечисленные события происходили в самом центре Западной Европы. А что в это же время делалось в России?

В конце XVIII века она попыталась отгородиться от революционных бурь. Последние годы царствования Екатерины II Великой (после подавления пугачевского восстания в 1774 году) были временем золотого блаженного застоя; никогда до и никогда после российское дворянство не чувствовало себя столь спокойно и уверенно. При этом сама императрица прекрасно понимала, что серьезных перемен в государственной и общественной жизни избежать уже невозможно. Успокаивая дворянство, одаривая его все новыми и новыми привилегиями, она втайне обдумывала законодательные реформы, которые должны были бы обогнать назревавшую революцию, произвести ее «сверху».

Особые надежды Екатерина II связывала со своим внуком, будущим императором Александром I Павловичем; планы ее, однако, были разрушены внезапной смертью в 1796 году. Воцарившийся после нее Павел I так и не смог найти общий язык с дворянством и в конце концов в 1801 году пал жертвой заговора. Став невольным участником отцеубийства, Александр I в начале своего царствования попробовал произвести расчистку исторических завалов, подготовить почву для серьезных реформ, но остановился на полпути.

Причин тому множество. Одна из них в том, что александровская Россия с самого начала вступила в противостояние с наполеоновской Францией и вынуждена была тратить драгоценные силы на череду военных конфликтов 1805—1807 годов. Завершились они унизительным для России Тильзитским мирным договором. Ho к 1812 году, когда Наполеон объявил ей новую войну, Россия успела накопить моральные и военные силы для победы; Отечественная война стала одним из главных событий русской истории. Даты и названия основных сражений 1812 года навсегда вошли в российский культурный обиход: 4—5 августа — бои за Смоленск, 26 августа — Бородинская битва, 1 сентября — совет в Филях, 4—6 сентября — пожар в Москве, 14—16 ноября — сражение у реки Березины, 14 декабря — окончательное изгнание «великой армии» из России и начало войны за освобождение Европы.

Молодые офицеры, возвратившиеся из европейского похода и воодушевленные победой, надеялись на то, что Александр I наконец-то осуществит екатерининскую мечту, начнет революцию «сверху». Ho время, отпущенное историей для спокойных реформ, российская власть растратила впустую; череда национально-освободительных восстаний в Европе и в Малой Азии начала 1820-х годов вынудила Александра «заморозить» реформы до лучших времен, которые, увы, так и не наступили.

Молодые российские дворяне, не дождавшись от монаршей власти обновления страны, стали объединяться в тайные антиправительственные общества, конечной целью которых было принятие конституции и ограничение самодержавия. (Одни уповали на республиканскую форму правления, другие на конституционную монархию.) Ранние организации — «Союз спасения» (1816—1817) и «Союз благоденствия» (1818—1821) преобразовались в Северное и Южное общества, которые 14 декабря 1825 года организовали вооруженное выступление на Сенатской площади Санкт-Петербурга. Пролилась кровь; выступление было подавлено войсками, сохранившими верность новому царю Николаю I.

Царствование Николая I, начавшееся трагически, с подавления восстания и казни пятерых декабристов, стало одной из самых противоречивых эпох новой русской истории. Обладавший здравым умом и твердым характером, Николай сделал все для того, чтобы исправить ошибки предыдущего царствования. Во второй половине 1820-х годов он вел успешные войны на востоке империи; энергично управлял страной, жестко отстаивал ее интересы (как он их понимал). Ho уже в 1830—1831 годах произошла череда военно-политических потрясений, из которых Россия вышла внутренне ослабленной, ожесточенной.

В ноябре 1830 года в Варшаве вспыхнуло восстание за независимость Польши, которое к лету 1831 года было жестоко подавлено российской армией. Одновременно с этим прошли крестьянские бунты в военных поселениях; резко обострились отношения с Европой, особенно с Францией. Получив в наследство от своего старшего брата Александра I целый ряд неразрешимых проблем, Николай I поспешил сменить внутреннюю политику России, расправившись с зарождавшимся общественным мнением, ужесточив цензуру, усилив власть государственной бюрократии.

Император не вникал в проблемы, стоявшие перед мыслящей частью неправительственной интеллигенции, загонял социальные болезни внутрь. Политика изоляции от «опасного», зараженного революционными идеями Запада в конечном счете завела Россию в тупик. А главная проблема многомиллионной страны — крепостное право — так и не была решена. Печальным итогом николаевского царствования стала позорная для Российской империи Крымская война (1853—1856).

Общественная атмосфера, сформировавшая следующее поколение русских классиков, от Ивана Гончарова до Антона Чехова, была совсем иной, чем атмосфера эпохи, выпавшей на долю Карамзина, Пушкина, Гоголя. В 1840-е годы российским обществом (по крайней мере, образованной его частью) овладели чувства разочарования и социальной апатии; многие актуальные проблемы нельзя было обсуждать вслух — и писатели вырабатывали эзопов язык, учились говорить о наболевшем с помощью намеков, аллегорически. Нечто подобное происходило и на Западе.

Череда социальных потрясений во Франции (1830, 1848) в итоге привела к реставрации монархии: к власти пришел внук Наполеона I Бонапарта, более чем консервативный Наполеон III. С воцарением королевы Виктории (1837—1901) в Великобритании началась долгая и пышная викторианская эпоха — время торжества традиционных ценностей, доказавших свою устойчивость перед натиском социальных движений. He осуществилась мечта поляков о национальной независимости, тщетными были упования немцев на создание единого государства из разрозненных княжеств. (Эту задачу сумеет решить лишь князь Бисмарк, который в 1871 году станет канцлером Германии.) Славянские и угро-финские народы — сербы, чехи, болгары, мадьяры, финны — под влиянием романтических идей и военно-политических потрясений XIX века осознали себя полноценными нациями. То есть историческими общностями людей, которые объединены не только историческими корнями, но и государственными границами, и литературным языком, и культурными традициями. Однако они так и не сумели освободиться от иноземного владычества, не обрели долгожданную государственную независимость от мощных империй: Оттоманской порты (нынешняя Турция), Австро-Венгрии, России.

Между тем под покровом политической реакции и на Западе, и в России протекали важные и очень опасные для судеб человечества процессы. Как во второй половине XVIII века на историческую сцену вышло третье сословие, буржуа, так во второй половине XIX столетия о своих претензиях на особую роль в истории заявил пролетариат, беднейшая и наименее квалифицированная часть рабочего класса. Этим воспользовались умные и твердые вожди революционного движения. Прежде всего выдающийся немецкий политэкономист и философ, автор монументального труда «Капитал» Карл Маркс. Идея социальной справедливости овладела умами, и под лозунгом защиты профессиональных прав рабочих был создан «Союз коммунистов» (1847), для которого Маркс вместе с публицистом Фридрихом Энгельсом написал «Манифест коммунистической партии» (1848).

В этом Манифесте впервые была четко и ясно поставлена задача революционного уничтожения старого мирового порядка и провозглашена сверхисторическая цель: создание новой цивилизации, утопического царства пролетарского счастья. За эту мечту человечество расплатится в XX веке десятками миллионов невинных жизней, кровавыми потрясениями, но уже в XIX столетии под влиянием революционных идей возникло новое явление, разрушительное и не признающее национальных границ, — терроризм.

Были образованы тайные террористические организации и в России. Одна из них, «Народная воля», вынесла приговор императору Александру II (он правил страной с 1855 по 1881 год). Между тем царь стремился обновить страну, избавить ее от многолетних и даже многовековых, застарелых болезней. Он не только провел великую Крестьянскую реформу 1861 года, отменив крепостное право, но и ввел систему местного самоуправления (ее называли земством), реформировал суд, армию. После подавления второго польского восстания (1863—1864) Александр II несколько притормозил ход реформ, опасаясь роста радикальных настроений. И все равно: именно он готовил Россию к новым реалиям политической, экономической, интеллектуальной жизни, с которыми ей предстояло столкнуться в конце XIX и начале XX столетия.

Ho революционных террористов мало волновало будущее страны; они требовали изменить настоящее — и немедленно; постепенное улучшение российских порядков их не устраивало, они неуклонно подталкивали Россию к хаосу. Поэтому на жизнь Александра II был совершен ряд покушений (1866, 1867); с 1879 года на него начала охоту тайная террористическая организация «Народная воля» — и I марта 1881 года император погиб от рук террористов. Причем, по преданию, царь был смертельно ранен именно в тот день, когда решился дать ход конституционному проекту, который должен был ввести в самодержавной России конституционно-монархическое правление, то есть изменить ее кардинальным образом.

Так российские революционеры пресекли мирный процесс государственной эволюции. Следующий правитель страны, Александр III (годы царствования: 1881—1894), в ужасе отшатнулся от политических реформ, которые в его сознании стойко ассоциировались с нарастанием революционной смуты. Он сумел на какое-то время «заморозить» революционное брожение в российском обществе и перенаправил свою государственную энергию из политической в экономическую плоскость. Однако, избрав политику контрреформ, усилив роль полиции, местной и центральной бюрократии, царь невольно повторил ошибку позднего Николая I: не исцелил государство, а загнал болезнь внутрь.

Будучи талантливым и масштабным руководителем страны, он надеялся, что бурный рост промышленности (успехи Александра III и его администрации были в этой области весьма впечатляющими) сам собой, без политических реформ подтянет Россию, устранит социальную почву антиправительственных умонастроений. Царь хотел поднять патриотический дух населения, сделав ставку на офицерство, купечество, зажиточное крестьянство, торговый люд...

Ho в результате российские революционеры лишь затаились, научились искусству конспирации и начали подготовку к грядущим потрясениям. Революционное движение давно уже стало явлением международным: в конце 1860-х годов возникла всемирная организация Интернационал, которая координировала деятельность рабочих движений в разных странах. Надежды на то, что внутрироссийскими мерами удастся навсегда загасить мировой огонь, были наивными. Что же до патриотических идей, то в царствование Александра III часто нарушалась тонкая грань между здоровым национальным чувством и болезнетворным национализмом; на юге не раз вспыхивали еврейские погромы.

Важные события происходили и за пределами Европейского континента; одно из главных — Гражданская война в CШA (1861—1865) между Севером и Югом. Южане выступали за сохранение принципов рабовладения, северяне — против; смыслом Гражданской войны стала борьба за тот путь, по которому пойдет Америка в XX столетии, путь личных прав и гражданских свобод или путь рабства и расизма...

Таков был исторический фон литературных свершений, изучением которых нам предстоит заняться.
Печать Просмотров: 4385