Lit-Helper.Com В нашей библиотеке 23 521 материалов.
Сочинения Биографии Анализ Характеристики Краткие содержания Пересказы

План пересказа

1. Описание Невского проспекта в разное время суток.
2. Пискарев и Пирогов встречают блондинку и брюнетку и следуют за ними.
3. Рассуждение о художниках Петербурга.
4. Пискарев следует за брюнеткой и жестоко разочаровывается.
5. Сон Пискарева.
6. Художник добывает опиум, чтобы опять увидеть незнакомку во сне.
7. Мечта Пискарева рухнула.
8. Пискарев покончил с собой.
9. Характеристика Пирогова.
10. Пирогов преследует блондинку и узнает, что она жена мастерового Шиллера.
11. Настойчивые посещения Пироговым мастерской.
12. Неудачное свидание Пирогова с блондинкой: мастеровые вышвыривают его.
13. Поручик взбешен, но быстро успокаивается.
14. Лживая сущность Невского проспекта.


Пересказ

Автор не спешит «разоблачить» Невский проспект. В его описании он сначала предстает как место для гуляний: «Нет ничего лучше Невского проспекта... Едва только взойдешь на Невский проспект, как уже пахнет одним гуляньем». Затем Гоголь показывает переменчивую жизнь проспекта в течение суток: «Какая быстрая совершается на нем фантасмагория в течение одного только дня!» Ранним утром Невский пуст, попадаются лишь нищие, рабочий люд, сонные чиновники, спешащие на службу. В двенадцать часов Невский - педагогический проспект: гувернантки, гувернеры, дети заполняют его. Ближе к двум часам начинается парад чинов. По выражению С.Г. Бочарова, «человеческий образ распался на "лики без души": прекрасные должности и службы; бакенбарды, усы чудные; тысячи сортов шляпок, платьев, платков; тоненькие, узенькие талии; дамские рукава и пр.» С двух до трех «происходит главная выставка всех лучших произведений человека. Один показывает щегольской сюртук с лучшим бобром, другой - греческий прекрасный нос, третий несет превосходные бакенбарды, четвертая - пару хорошеньких глазок и удивительную шляпку, пятый - перстень с талисманом на щегольском мизинце, шестая - ножку в очаровательном башмачке, седьмой — галстук, возбуждающий удивление, осьмой - усы, повергающие в изумление». Чиновники сливаются в безликое зеленое пятно. Искажены даже понятия времен года. Весна связывается не с оживлением природы, а с цветом мундиров чиновников.

Жизнь проходит мимо, и единственное, к чему еще стремятся коллежские регистраторы, губернские и коллежские секретари, — «воспользоваться временем и пройтись по Невскому проспекту с осанкою, показывающей, что они вовсе не сидели шесть часов в присутствии». С четырех часов Невский проспект пуст, но с наступлением сумерек опять оживает. Именно в это время здесь встречаются два приятеля: Пискарев и Пирогов. Поручику Пирогову приглянулась некая блондинка, а Пискареву - брюнетка, приятели последовали за незнакомками. Пискарев хотел только видеть красавицу, не смея надеяться на ее внимание. Пискарев - художник. Странное явление - художники петербургские! Они не похожи на художников итальянских, гордых, горячих, это большей частью «добрый, кроткий народ, застенчивый, беспечный, любящий кротко свое искусство... Они часто питают в себе истинный талант...» К такому роду принадлежал Пискарев, «застенчивый, робкий, но в душе своей носивший искры чувства, готовые при удобном случае превратиться в пламя».

Взволнованный Пискарев спешил за незнакомкой, которая вдруг, обернувшись, взглянула на него. Ее лицо было сурово, но настолько обворожительно, что художник решился преследовать ее и дальше. Красавица еще раз обернулась, и на ее губах появилась улыбка. Подошли к четырехэтажному дому. Незнакомка, поднимаясь по лестнице, дала знак следовать за нею. «Он не чувствовал никакой земной мысли; он не был разогрет пламенем земной страсти, нет, он был в эту минуту чист и непорочен, как девственный юноша, еще дышащий неопределенною духовною потребностью любви».

Девушка постучала в дверь, и они вместе вошли в нее. Встретила их приятная женщина, нагло посмотревшая на Пискарева. Войдя в комнату, он увидел еще трех женщин. Везде царил какой-то неприятный беспорядок. Сквозь приоткрытую дверь другой комнаты раздавались мужской голос и женский смех. Все уверило его, что он попал в тот отвратительный приют, где «женщина, эта красавица мира, венец творения, обратилась в какое-то странное, двусмысленное существо, где она вместе с чистотою души лишилась всего женского...» Изумленный, Пискарев увидел, что девушке всего лет 17, что «ужасный разврат» еще не коснулся ее, она была прекрасна. Потрясенный увиденным, Пискарев бросился со всех ног на улицу.

Он сидел дома, повесив голову, как «бедняк, нашедший бесценную жемчужину и тут же выронивший ее в море». Стук в дверь заставил его вздрогнуть и очнуться. В комнату вошел лакей в богатой ливрее. Он сказал, что барыня, у которой он перед этим был, просит пожаловать к ней на дом. Пискарев сел в карету, думая, как разрешить это приключение. «Собственный дом, карета, лакей в богатой ливрее... - все это он никак не мог согласить с комнатою в четвертом этаже, пыльными окнами и расстроенным фор-тепианом». Карета остановилась возле роскошного, богатого дома. Молодой человек попал на бал. Его окружали сверкающие дамские плечи и черные фраки. Все было блистательно. Вдруг появилась она, всех лучше и прекраснее. Красавица пыталась все объяснить, но им помешали. Девушка удалилась, приказав ждать. Пискарев бросился на поиски, но тщетно, и тут... Он проснулся. «О, как отвратительна действительность! Что она против мечты?»

Наскоро раздевшись, художник лег, чтобы опять увидеть тот же сон, но он не явился. Просидев весь день без дела, наш герой бросился в постель, и вот наконец его долгожданный сон. С этого момента сны сделались его жизнью, и «...вся жизнь его приняла странный оборот». Пискарев разучился спать и решил найти опиум - средство для восстановления сна. Пришел к торговцу шалями персиянину. Тот согласился дать ему опиум в обмен на нарисованную красавицу. Схватив баночку с опиумом, он помчался домой, принял опиум и уснул. И вот опять она! Она говорит ему со слезами на глазах: «Не презирайте меня: я вовсе не та, за которую вы принимаете меня... разве я способна к тому, что вы думаете?» Проснувшись растроганным, Пискарев пришел к мысли, что лучше бы ее вовсе не существовало, а была бы она создана художником на холсте: «Боже, что за жизнь наша! Вечный раздор мечты с существенностью!»

Молодой человек с помощью опиума научился видеть ее в снах каждый день. Жизнь для него потеряла смысл. Мысленно он представлял ее своей женою. Его посещали странные идеи. Вдруг она вовлечена в разврат каким-то случаем, и душа ее склонна к раскаянию? Он решает на ней жениться и тем самым спасти ее: «Я возвращу миру прекраснейшее его украшение».

Утром Пискарев отправился к тому злополучному дому. Дверь открыла она. Девушка была все так же прекрасна, но заспана. Она спросила, почему он убежал прошлый раз, и сообщила, что приехала только в семь утра совсем пьяная. Собравшись с духом, Пискарев обрисовал ей все ее ужасное положение и предложил быть его женой: «Правда, я беден, но мы станем трудиться; мы постараемся улучшить нашу жизнь... Я буду сидеть за картинами, ты будешь, сидя возле меня, одушевлять мои труды, вышивать или заниматься другим рукоделием, и мы ни в чем не будем иметь недостатка». Красавица прервала его, с презрением заявив, что она не прачка и не швея, чтобы заниматься работою. Пискарев бросился вон, «потерявши чувства и мысли».

Прошла неделя, «его запертая комната ни разу не отворялась». Дверь выломали и нашли бездыханный труп с перерезанным горлом. «Так погиб, жертва безумной страсти, бедный Пискарев, тихий, робкий, скромный, детски простодушный, носивший в себе искру таланта, быть может, со временем бы вспыхнувшего широко и ярко». Никто над ним не поплакал. Даже поручик Пирогов не был на похоронах.

Но обратимся к Пирогову. Он преследовал блондинку и думал с самоуверенностью: «Ты, голубушка, моя!»

«Есть офицеры, составляющие в Петербурге какой-то средний класс общества». К таким принадлежал и Пирогов. Поручик обладал «множеством талантов»: декламировал стихи, пускал дым кольцами, рассказывал анекдоты, любил поговорить об актрисах. «Он был очень доволен своим чином».

Пирогов продолжал преследовать незнакомку, пытаясь заговорить с ней, она отвечала резко и отрывисто. Блондинка вошла в ворота «одного довольно запачканного дома». Пирогов — за нею. Затем она прошла через довольно грязную комнату, видимо, мастерскую, и порхнула в боковую дверь. Войдя, Пирогов увидел сидящего Шиллера, но не того, всем известного писателя, а жестяных дел мастера на Мещанской улице. Картина была странной: Шиллера за нос держал Гофман, тоже не писатель, а хороший сапожник с Офицерской улицы, а в руке у него был нож. На немецком языке Шиллер просил товарища отрезать ему эту часть тела, потому что на нее уходит много табаку, словом, она требует больших расходов. И тот, вероятно, выполнил бы просьбу, если бы не вошедший Пирогов. Поручик поздоровался, но в ответ на это был безжалостно выгнан. Его это неприятно озадачило, но мысли о блондинке вытеснили все.

На другой день поручик явился в эту мастерскую заказать шпоры и попытался любезничать с блондинкой. Она пригрозила позвать мужа, и вскоре вошел Шиллер, он был с похмелья и ничего не помнил. Пирогов продолжал заигрывать с блондинкой в присутствии мужа. Шиллеру это не понравилось, и он отправил жену на кухню, принял заказ и проводил поручика. Чем недоступнее была блондинка, тем привлекательнее становилась она для Пирогова, поэтому он все чаше стал осведомляться о шпорах. Шиллеру это надоело, и он старался выполнить заказ поскорее. Наконец шпоры были готовы. Пирогов так хвалил работу Шиллера, что у того «чувство самодовольствия распустилось по душе». Незаметно для себя он согласился на новый заказ Пирогова, в чем незамедлительно раскаялся. Пирогов, уходя, нахально влепил блондинке в самые губки поцелуй. Поступки Пирогова вызвали у Шиллера ревность, и он ломал голову, гадая, как ему избавиться от этого русского офицера. Пирогов между тем намекал в кругу своих товарищей об интрижке с хорошенькою немкою.

Однажды, прохаживаясь по Мещанской, он увидел в окошке немку. В разговоре с ней он выяснил, что Шиллера по воскресеньям не бывает дома. В следующее воскресенье Пирогов явился неожиданно перед блондинкою, испугав ее. Он вел себя очень осторожно и пригласил ее танцевать. «Хорошенькая немка выступила на середину комнаты и подняла прекрасную ножку. Это положение так восхитило Пирогова, что он бросился ее целовать». Она стала кричать и вырываться. В это время в комнату вошли Шиллер, Гофман и столяр Кунц, которые были пьяны, как сапожники. Эти три немца поступили с ним «грубо и невежливо» — выкинули вон.

 

Пирогов был взбешен. «Сибирь и плети он почитал самым малым наказанием для Шиллера». Он собирался пожаловаться генералу, а если будет нужно, то самому государю. «Но все это как-то странно кончилось: по дороге он зашел в кондитерскую, съел два слоеных пирожка, прочитал кое-что из «Северной пчелы» и вышел уже не в столь гневном пбложении». Вечером зашел к одному приятелю и «так отличился в мазурке, что привел в восторг не только дам, но даже кавалеров».

В финале повести — интонация горечи и разочарования. Повествователь восклицает: «О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим, когда иду по нем, и стараюсь вовсе не глядеть на встречающиеся предметы. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!.. Он лжет во всякое время, этот Невский проспект...»

Печать Просмотров: 27842